Индуизм


 Заманчивость индуизма играет всеми оттенками спектра: там есть все соблазнительное для любого чувства, привлекательное для любой слабости, но особенно для гордыни. Современный индуизм легко расправляется с теми вопросами и недоразумениями, которые вызывают сегодня у маловеров такие догматы Православия, как первородный грех, ад, вечные муки, которые современные люди никак не могут вместить в свои «гуманные» рассудки. Индуизм же дает «интеллектуально-удовлетворительные» альтернативы для каждой христианской догмы: ад, оказывается, «представляет собой только временное состояние, души, навлеченное нашей собственной «дурной кармой» – прошлыми деяниями в этой или «прошлой» жизни – и, разумеется, конечная причина не могла бы иметь бесконечных последствий...», первородный грех превращается в «первородную божественность», человек – в «бесконечного сновидца, видящего конечные сны», проблема мук решается еще проще: боль – это «майя», или иллюзия, она в реальности не существует и т.д.

     Современные индуисты стараются внушить, что нет никакой реальной разницы между индуизмом и христианством, что между ними нет никаких разногласий и добрый христианин должен бы стать еще лучшим христианином, изучая и практикуя веданту (мистический индуизм). Пытаются доказать, что Логос и крест в действительности ведут свое происхождение из Индии, а-те идеи, которые присущи индуизму: перевоплощение, переселение душ и самадхи (транс) – можно найти и в христианских писаниях при условии «правильного» истолкования, что никакой разницы не существует, все «одно». Они укоряют христианство в том, что оно слишком дорожит своими догмами; что необходимо освободиться от «застывших догм», и тогда эти религии смогут обогатить одна другую.

     К сожалению, не многие понимают, что сам индуизм есть также система догм, только противоположных христианству, – все, что почитают христиане или индуисты, вытекает из их догматов. А индуистские догматы – прямое отрицание христианских догматов, отсюда заключение: то, что христиане считают злом, индуисты считают добром, и наоборот: то, что индуисты считают злом, христиане считают добром. Самый страшный грех для христианина есть самое высшее осуществление добра для индуиста. Христиане всегда признавали гордыню главным грехом, источником всех остальных грехов.. Отцом этого зла был Люцифер: взойду на небо, я выше звезд Божиих вознесу престол мой... взойду на высоты облачные, буду подобным Всевышнему /Ис. 14, 13-14/. На более низком уровне именно гордыня обращает достоинство человека в порок. А для индуиста вообще, для адвайтиста и ведантиста в особенности, единственный «грех» – это неверие в то, что ты сам и человечество и есть Сам Бог. Один из современных проповедников веданты – Свами Вивекананда [1] заявил: «Вы еще не понимаете Индии! Мы, индийцы, в конечном счете – человекопоклонники. Наш Бог – это человек! Доктрина мукти (спасение) заключается в следующем: человек должен стать божественным через осуществление божественного...»

     Итак, догматы индуизма и христианства, поставленные лицом к лицу, отрицают взаимно друг друга во всем, что касается природы Бога, природы человека и смысла человеческого существования.

     Индуизм – это не столько интеллектуальный поиск, сколько практическая система, и эта практика в прямом смысле слова – черная магия. Гуру предлагает ученику проверить философию на своем собственном опыте, и тот видит, что ритуалы индуизма и вправду действуют (по щедрому покровительству этому учению духов лжи), ученик может получить силы (сиддхи) – это такие способности, как чтение мыслей, силы исцелять или убивать, материализовать предметы, предсказывать будущее и т.д. – полный набор смертельно опасных психических трюков, и он непременно впадает в состояние прелести, в котором принимает наваждение за реальность, переживает «духовные опыты», полные безграничного «блаженства» и покоя, его посещают видения «божества» и «света». При этом ученик очень редко спрашивает гуру: откуда происходят его переживания и кто отпускает ему их в кредит – в виде «сил» и «прекрасных состояний», он не знает главного, что ему придется расплачиваться за все это ценой своей бессмертной души.

     Множество «духовных» упражнений индуизма сводится к немногим практическим основам, это – идолопоклонство (поклонение изваянию или изображению «божества» с разными приношениями, курениями и иными ритуалами); «джапа», или повторение санскритской мантры, данной ученику при посвящении (то есть повторение магической формулы-заклинания); «пранаяма» – дыхательные упражнения в сочетании с джапой. Есть и другие практические упражнения, относящиеся к тантре, или – поклонение «богу» как «матери» – женскому началу, силе, энергии, эволюционному и действенному. Они полны неприкрытого зла и достаточно отвратительны. Так, Свами Вивекананда говорил: «Я поклоняюсь Ужасной! Ошибочно полагать, что всеми людьми движет только тяга к наслаждению. Столь же многие имеют врожденную тягу к мукам. Будем же поклоняться Ужасу ради него самого. Немногие дерзали поклоняться смерти, или Кали. Будем же поклоняться смерти!» И вот еще слова Свами о богине Кали: «Есть еще кое-кто, кто смеется над существованием Кали. Но ведь сегодня она здесь – в толпе. Люди вне себя от страха, и солдаты призваны сеять смерть. Кто может утверждать, что Бог не может проявлять себя в виде зла, как и в виде добра? Но только индуист осмеливается поклоняться ему как злу!» Он заклинал свою богиню: «Приди, о Мать, приди! ибо имя твое – Ужас!», и его религиозным идеалом было «слиться воедино с Ужасной навсегда!» [2].

     И вот такая целенаправленная деятельность зла практикуется с твердой уверенностью, что это – добро!

     Смысл веданты, сообщенный Вивеканандой, заключается, главным образом, вот в чем: все религии истинны, но веданта это самая высшая истина. Различия кроются лишь в «уровнях истинности». Человек не идет от заблуждения к истине, а поднимается от истины к истине, от истины, которая ниже, к истине, которая выше. «Сегодняшняя материя – дух будущего», «сегодняшний червь – завтрашний бог». Вся веданта зиждется на том, что человек есть бог. Так что спасение человека – дело рук самого человека. Вивекананда выразил это так: «Кто может прийти на помощь бесконечному? Даже рука, протянутая тебе из тьмы, должна быть твоею собственною рукой».

     Современные индуисты будто равно уважительно относятся ко всем религиям и желают объединиться с каждой, «молясь в мечети с магометанином», «поклоняясь огню с зороастрийцем», «преклоняя колени пред крестом с христианином», они считают, что будто все религии от самого низкого фетишизма до самого высокого поклонения «абсолюту» – это всего-навсего различные попытки осознать «бесконечное», думают, что они «собирают эти цветы и, связав их вместе нитью любви», создают из них «дивный букет поклонений», но при этом все религии оказываются только ступенями к «наивысшей религии» – адваита веданте. Индуисты особенно презрительно относятся к христианству, которое считают «низкой истиной» – дуалистической (так Вивекананда в частной беседе заметил, что «только трус подставляет бьющему другую щеку»).

     Веданта провозглашает полную свободу для каждой души «быть самой собой» и отвергает какое бы то ни было различие между священным и мирским.

     Цель индуизма – создание вселенской (универсальной) религии, цель, весьма желанная дьяволу, дающая ему возможность подставить этой лжерелигии лжебога – антихриста – и в лице его добиться наконец поклонения себе как богу всего мира. Такая вселенская религия не может признавать «индивидуалистических, сектантских» идей, она не желает иметь с христианством ничего общего. Эта «религия грядущего» будет опустошительным пожаром, пожравшим христианство. Если христианин согласится с утверждением индуистских проповедников, что различия у них с нами только кажущиеся, а не реальные, тогда индуистские идеи получат свободный доступ в его душу; развращающая же сила индуизма непомерна – она приводит к самому порогу поклонения злу.

Горе тем, которые зло называют добром, и добро – злом, тьму почитают светом, и свет – тьмою, горькое почитают сладким, и сладкое – горьким! Горе тем, которые мудры в своих глазах и разумны пред самими собою! /Ис. 5, 20-21/.

далее

 

     [1] Вивекананда – монах-индуист, появился в Парламенте Религий в Чикаго в 1893 г., ставил целью обращение западного мира в индуизм, конкретнее – в учение веданты (мистического индуизма).

     [2] Богиню Кали, как одно из самых популярных божеств индуизма, изображают среди необузданного кровопролития и резки, с ожерельем из черепов и отрубленных голов, с гротескно высунутым языком, жаждущим еще крови; в индуистских храмах ее ублажают кровавыми жертвами, убивая козлов.